«МЫ – ДЕТИ, ПЕРЕЖИВШИЕ ВОЙНУ...»

Вихрем огненным, черным вороном

Налетела нежданно беда,

Разбросала нас во все стороны,

С детством нас разлучив навсегда…

И. Резник

Дети войны… На ту жизненную пору, которую принято называть счастливым детством, им выпала трудная доля военного лихолетья. Родились они в разных уголках страны, в разных семьях, в разных условиях, но объединила их одна общая трагедия – война. Война, которая искалечила жизни тысяч детей: горе, потеря близких, голод, оккупация, работа в тылу наравне со взрослыми, действующая армия и партизанские отряды, чужбина, концлагеря… А сколько детей погибло в годы Великой Отечественной… А скольким так и не было суждено прийти в этот мир…

Мы были взрослыми не по годам,

Хоть лет тогда немного было нам.

Мы испытали ужасы войны:

Блокаду, голод и мороз зимы.

Мы – дети, пережившие войну…1

По-разному сложились судьбы у выживших, выстоявших, но до конца дней они сохранили память о том страшном времени. Все меньше остается очевидцев военных и послевоенных лет, но их воспоминания, трепетно сберегаемые домочадцами, документы, сохранившиеся в архивных фондах, позволяют нам сегодня прикоснуться к страницам истории военных лет и хоть сколько-нибудь понять, как и чем жили дети в то время.
Выставка «Дети войны», подготовленная на сайте ГАТО, содержит документы наших современников, в детство которых безжалостно ворвалась война. (перейти по ссылке)

Дети «детей войны» также бережно хранят память о своих родителях, чье детство пришлось на военное время. Так, в личном фонде А.Е. Домогатской имеются документы, которые наглядно иллюстрируют эту тему.

По словам Анны Евгеньевны, отец не любил рассказывать о времени тяжелых испытаний, выпавших на его юность. Женя Домогатский родился в г. Мценске, на Орловщине. Война застала его подростком. Железнодорожная станция, на которой трудился его отец, с первых дней войны приобрела важное стратегическое значение, поскольку через нее шли как военные эшелоны, так и поезда с эвакуированными людьми и оборудованием. А потом наступили суровые месяцы немецко-фашистской оккупации. В своих воспоминаниях «Записки школьного учителя» А.Е. Домогатская так написала об этом: *

«Мой папа […] был единственным ребенком и его родители мечтали, чтобы сын получил хорошее образование и, что называется, «вышел в люди».

Территория, на которой жил мой папа, была оккупирована немцами с 10 октября 1942 г. по август 1943 г., и ему пришлось со своей мамой Зинаидой Ефимовной бежать из города и скрываться в глухой деревне Нестерово, среди болот, т.к. всех подростков и молодых женщин немцы угоняли в Германию. Им часто приходилось прятаться в лесу, когда проводили облавы, или в стогах сена. В январе 1942 г. Женя пошел к дальним родственникам в другую деревню через лес, так как мама заболела, и кушать было нечего. Стояли сильные морозы. Когда до деревни оставалось где-то 3 км, на Женю напали неизвестные. С подростка сняли валенки, тулупчик, шапку и бросили умирать на морозе. Женя с трудом, в одних носках и старой рубашке добрел до деревни и потерял сознание. Когда пришел в себя, то у него оказались отморожены пальцы ноги, и развилась тяжелая пневмония. Почти год он не мог ходить и даже одеться и обуться самостоятельно.

В августе 1943 г. после освобождения г. Мценска, семья вновь встретилась. Дом, где они жили до войны, фашисты сожгли и пришлось лето и осень жить в сарае, который не отапливался… Близилась осень и [дедушка] сделал из старой бочки печку. Топили ее углем, который выдавался тем, кто работал на железной дороге, всего по 20 кг в месяц! Папа вновь вернулся в школу, ходил с трудом. На правой ноге пришлось ампутировать 2 пальца… Папа не сдавался, учился очень хорошо. О его успехах была даже статья в местной газете: «В тылу, как на фронте» 2.

Несмотря на все пережитое, в 1945 г. Женя, окончивший школу всего лишь с одной «четверкой», будучи очень активным и целеустремленным молодым человеком, поехал из Мценска в столицу и поступил в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ), на факультет «Мосты и тоннели», который с отличием окончил в 1950 г.

В личном фонде Анны Евгеньевны сохранилось письмо3, которое Женя отправил родителям спустя месяц после начала учебы. 4, 5

27 окт. 1945 года Москва *

Добрый день дорогие родные!

Привет из Москвы. Мама! Вчера был у 4-х врачей. Был у хирурга. Велел ходить к нему через 2 дня. Очень хороший хирург-профессор. Был у глав. врача поликлиники. Брали на исследование кровь. Сегодня в 4 часа поеду на рентгены. Просвечивать грудную клетку, главным образом сердце, потому что легкие у меня очень хорошие. Дополнительный паек я буду получать с 1 ноября. Это вы думаете дополнительный, который я вам говорил талончики что ли. Талончики дополнительно я получал все время, а это особый дополнительный. Вот это мирово. Теперь ешь вдоволь. Сегодня получил 400 грамм рыбы и 2800 гр. картошек. Вчера вечером жарил мясо с картошкой. Варил суп с рыбой, пил чай с яблоками.

Мама! Говорят нам с ноября будут давать 900 гр. сахара. Это очень хорошо. Я люблю сладкое.

Мама! По карточкам получаю 2200 мяса, 2000 гр. крупы, 800 масла, 500 сахара, 8 пачек папирос, соль, чай, спички. Потом 30 дополнительных талона. На каждый талон 65 г. крупы, 50 мяса, 5 гр. жиров, или хочешь ешь кашу, чай, конфеты и 100 гр. хлеба на 1 талончик.

Да. Теперь к этому прибавляется дополнительный паек. Не знаю из чего он будет состоять […].

Вчера был на рынке. Цены следующие: масло коровье 110 руб пол-литра, мясо 60 руб кг, баранина 65-75, а 80 руб очень жирная, свинина 130 руб кг с салом на полтора пальца, сало баранье 180 руб килограмм. Масло коровье 250-230 руб. килограмм. Пшено по 8 руб. стакан. Вчера мне попались яйца по 6 руб. штука. Картошка 6-7 руб. килограмм. Яблоки тоже не особенно дорогие по 5-6-7 руб. есть и по 4-3 руб. штука […].

Мама! Сегодня буду говорить с деканом на счет поездки домой. Буду просить 2 дня, а там видно будет. Да. Еще нужно брать пропуск. Пропуск необходим. Билет можно не брать, а пропуск – нужно.

Пока на этом кончаю. Пишите. […].

До свидания.

Женя.

Казалось бы, незатейливый текст, в котором юноша простодушно повествует о нехитром студенческом бытие. Но как важны для родителей были эти строки, написанные единственным сыном, которого буквально вернули «с того света», в прямом и переносном смысле «поставили на ноги».

Интересно содержание этого письма и для нас, ведь в каждой строчке – приметы того послевоенного времени: талоны на питание, доппайки, карточки, цены на продукты, скудное студенческое меню, медобслуживание, особенности железнодорожных поездок…

А чего стоят строки, в которых мальчишка, переживший тяготы и лишения войны, перечисляет «вкусности», которыми он, наголодавшийся и натерпевшийся, теперь может полакомиться вдоволь. «Мирово!» (кстати, словечко тоже из того времени).

История Жени Домогатского – лишь небольшой штрих к летописи той Великой и страшной войны и жизни поколения, которое называют «детьми войны».

P.S. По окончании института Евгений Домогатский на протяжении ряда лет работал на строительстве мостов на Урале. С 1955 г. жил и трудился в г. Тамбове: руководил трестом «Тамбовстрой», работал инженером в Тамбовском Совнархозе и Тамбовхимпромстрое, позднее – заместителем директора по капитальному строительству Тамбовского завода асбестовых и резиновых технических изделий («АРТИ»), вел занятия в строительном учебном комбинате.

Евгений Петрович Домогатский оправдал чаяния своих родителей: состоялся как личность, как профессионал, как гражданин, как семьянин, прожил долгую, трудную, но очень достойную жизнь.

1 Строки из стихотворения Э. Челноковой

2 Ф. № Р-5443. Оп. 1. Д. 75. ЛЛ. 8-12.

3 Ф. № Р-5443. Оп. 1. Д. 89. Л. 1.

4,5 Ф. № Р-5443. Оп. 1. Д. 110. Л. 1; Д. 112. Л. 1.

*Авторская стилистика, орфография и пунктуация сохранены.

Материал подготовила

Карикова Екатерина Васильевна,

зав. отделом комплектования,

ведомственных архивов и делопроизводства,

научно-технической обработки документов

14.10.2020